Сентбярь, 2009 год. Последние три недели перед ежегодной Конференцией, которую проводит МИГИС, были расписаны почасово. Оставалось три недели до проведения мастер-класса на этой Конференции. Оставалось три недели до Чемпионата мира. Времени остановиться не было.

Мой ко-терапевт очень хотела провести мастер-класс по работе гештальт-терапевта со спортсменами. Я же настолько была поглощена нескончаемой работой, находясь в своей «нирване», что вежливо на ее предложение кивнула и коротко ответила «хорошая идея». Она продолжала увлеченно развивать свою идею, что-то вычитывая из сделанных заранее записей, иногда посматривая на меня… Я кивала.

— Давай покажем работу с предстартовым состоянием, ведь там возникает столько тревоги, с которой можно отлично работать… Катюха, ты меня слышишь?

— Угу, — кивала я, летая где-то очень далеко.

— …Давай работать с тревогой…

На этом я ее мысли здесь прерву, потому что умных вещей, которые были подготовлены на нашу встречу, было немало… Я восхищалась ее энтузиазмом, желанием и подготовкой к встрече.

В гештальт-терапии изучением феномена тревоги занималось достаточно большое количество гештальт-терапевтов: Перлз Ф., Польстер И., Хломов Д., Лебедева Н. и Иванова Е., Немиринский О. и т. д. На данный момент существует две ведущие гипотезы возникновения тревоги:

  1. Феномен тревоги связывают с временным характером существования человека. Тревога – это напряжение между состоянием сейчас и потом. Когда клиент оставляет надежное состояние сейчас и начинаете беспокоиться о будущем, он начинает испытывать тревогу. Неспособность выдержать это напряжение заставляет людей заполнять разрыв планированием, повторением и попытками обезопасить будущее. Эти действия не только поглощают энергию и внимание, отнимая ее от настоящего, они также препятствуют своего рода открытости навстречу будущему [7].
  2. На организмическом уровне тревога представляет собой прерванное или приостановленное возбуждение. Если возбуждение приостанавливается, — возникает тревога. Соматическим механизмом трансформации возбуждения в тревогу является сужение. Наиболее явный из процессов сужения – это сжатие грудной клетки и угнетение дыхания, сужение сосудов, сжатие (напряжение) мышц и т. п. [7].

Летая еще минут десять где-то далеко, я вдруг долетела к воспоминаниям себя на последних соревнованиях…,

Когда спортсмен выходит на профессиональный уровень занятий спортом, его требования к себе (так же как и тренера к нему) начинают возрастать в геометрической прогрессии. Ведь чувствуя в себе и силы, и возможности, уже не хочется «пасти задних», хочется достигать вершин. Участие в соревнованиях – это не только испытание физических качеств. Уровень психической нагрузки во время соревнований несравненно выше, чем во время тренировок, — ведь тренируясь в залах по 5-8 часов каждый день, совершенствуя и совершенствуя свои физические и технические возможности, у спортсмена на соревнованиях есть всего лишь минут 10-20 показать себя и выиграть либо проиграть. Поэтому эмоциональное состояние достаточно нестабильно не только на соревнованиях, но и уже во время предсоревновательной подготовки.

ЭЙФОРИЯ! Вот, куда я прилетела в своих мыслях. Ведь, правда, вполне естественны страхи и тревога перед важными жизненными и профессиональными событиями. Эйфория – вот недостающее слово в головоломке под названием предсоревновательная подготовка; вот чего мне не хватало, чтоб начать подготовку к мастер-классу.

Мастер-класс предполагал рассмотрение специфических предстартовых состояний, которые появляются у спортсмена во время подготовки к соревнованиям. Мы предполагали, что эти состояния всегда возникают у спортсмена и могут перетекать одно в другое непосредственно во время соревновательной деятельности.

Спортсмен – это особый вид Homo Sapiens. Ведь у него спорт – это не только кусочек (или кусище) временного пространства в день, — это его жизнь. Не зря часто мы слышим «образ жизни» и, как правило, не придаем этому словосочетанию никакого значения, ведь оно в нашей жизни стало повседневным… У спортсмена не только в зале, на ринге, трассе, брусьях или татами «выше, быстрее, сильнее», — у него вся жизнь выстраивается таким образом – на работе, в семье, с друзьями, в… Вот почему работа с такими клиентами (спортсменами) должна начинаться с отделения спорта от всех других сфер жизнедеятельности.

В нашем мастер-классе мы хотели показать, что происходит со спортсменом перед соревнованиями и как с этим можно работать гештальт-терапевтам. Ведь уделяя столько внимания соревнованиям, судя по наблюдениям, многие не подозревают, что психологические составляющие победы или поражения формируются задолго до начала соревнований, а именно в тот самый момент, когда спортсмен узнает о соревнованиях и начинает к ним подготовку. Этот период называют предсоревновательным или предстартовым, и начинается он за 5-8 недель до начала соревнований.

Что ж это за такой период? Каждому спортсмену приходится перед соревнованиями испытывать целый спектр ощущений, эмоций и чувств: ощущение дрожи во всем теле, онемение в ногах, страх (соперника, ответственности, травмы, неудачи и даже удачи), тревога, эйфория, чувство неуверенности, навязчивые мысли о падениях или взрыве гоночной машины, сомнения в исходе своего выступления… Это и есть «предстартовые состояния».

Предстартовые состояния могут истощать нервную систему спортсмена и дезорганизовать его деятельность. Вот почему первоочередной задачей гештальт-терапевта является исследовать чем и как характеризуется предстартовое состояние спортсмена.

Выделяют три разновидности предстартовых состояний. Наиболее благоприятное для соревновательной деятельности – состояние боевой готовности (воодушевления), которое характеризуется оптимальной степенью нервного и эмоционального возбуждения. У спортсмена возникает своеобразное вдохновение, ощущает подъем сил и активности. Он уверен в успехе, с нетерпением ожидает старта, намерен с полной отдачей сил и до конца бороться за достижение цели. У него обострено восприятие, особенно специализированное («чувство воды», «чувство льда», «чувство мяча» «чувство ринга»), внимание сконцентрировано на предстоящей деятельности, мышление осуществляется быстро, характеризуется критичностью и гибкостью. Спортсмен обладает высокой стрессоустойчивостью к неблагоприятным факторам (критическим замечаниям тренера, судейским ошибкам, негативной реакции зрителей, провокациям соперников и т. д.). К старту он готовится тщательно и организованно, ясно помнит, что ему надо учесть и использовать в своем выступлении [1].

Однако состояние боевой готовности имеет и свои «изъяны». Выявлено, что в этом состоянии наряду с усилением процесса возбуждения может наблюдаться снижение произвольного контроля над действиями.

В работе со спортсменом в таком эмоциональном состоянии, его необходимо поддерживать, и закреплять (одна из техник – якорение) чувство уверенности в своих силах. Необходимо особое внимание уделить эмоциональному возбуждению, так как если оно будет зашкаливать, боевая готовность может плавно перейти во второй вид предстартовых состояний – предстартовая лихорадка.

Предстартовая лихорадка возникает вследствие чрезмерно высокого уровня  эмоционального возбуждения. Это состояние проявляется в сильном волнении, тревоге, повышенной нервозности (раздражительности), неустойчивости настроения (резком переходе от бурного веселья к слезам), беспричинной суетливости, рассеянности, ослаблении памяти, снижении остроты восприятия, повышенной отвлекаемости внимания, понижении гибкости и логичности мышления, неадекватных реакциях на обычные раздражители, капризности, переоценке своих сил (излишней самоуверенности), неспособности полностью контролировать свои мысли, чувства, настроение и поведение, неоправданной торопливости. Высокое нервно-психическое напряжение понижает работоспособность мышц и притупляет мышечно-двигательное чувство, ухудшает способность к расслаблению, нарушает координацию движения [1].

Основное упражнение, которое было предложено участникам мастер-класса, состояло в погружении участников в импровизированное соревнование. Перед началом упражнения я со всей свойственной мне серьезностью отрапортовала: «Сегодня начинаются соревнования, и вы будете в них участвовать!» Некоторые глаза округлились чуть больше, чем следует. Я же невозмутимо продолжала: «Соревнование начнется через 10 минут. У вас есть время подготовиться». Мой ко-терапевт более чувственно и тепло подхватила: «При этом отнеситесь к этому серьезно. На соревнованиях каждый сам за себя». Группа была в некотором замешательстве (кажется, все получится, — подумала я)… И как только последние слова нами были произнесены, участники стали делиться своими переживаниями. И тут-то и проявилось: у одного из участников – боевая готовность (он сидел на стуле, расставив ноги таким образом, что казалось весь пол в комнате принадлежит его ступням, руки держали стул (в любой момент готовые оттолкнуться от стула и бежать, приседать, отжиматься), спина прямая, голос был очень тверд, интонация уверенного в себе спортсмена – победителя); другие участники стали суетливы, их глаза не находили покоя, у одного из участников на лбу было написано: «ХА! Я выиграю, я лучший!»; этим участникам скорее хотелось начать, не дождавшись объяснения сути соревнований; были участники, которые, казалось, сдались, не начав соревноваться, — это было проявление третьего предстартового состояния – стартовой апатии.

Стартовая апатия характеризуется относительно низким уровнем эмоционального возбуждения из-за возникновения торможения и ослабления возбуждения. Это состояние проявляется в отсутствии желания соревноваться, вялости, сонливости, угнетенном настроении, неуверенности в своих силах, отсутствии интереса к соревнованиям, ослаблении внимания, притуплении остроты восприятия, снижении продуктивности памяти и мышления, ухудшении координации привычных действий, неспособности собраться к моменту старта, резком снижении волевой активности [4].

Меня поразила серьезность, с которой участники соревновались. Особенно одна участница, которая проигрывала практически на всех этапах соревнования, но она с такой концентрацией внимания на себе и на упражнениях соревновалась, что сразу привлекла мое внимание. Странно, почему она не сдается, ведь не очень-то и получается и видно как ей сложно, зачем она продолжает – эти мысли не давали мне покоя…

В обратной связи по окончании соревнования, я услышала ответ: «Дело в том, что я никогда в жизни не принимала участие ни в каких соревнованиях, — начала участница, — и я боялась, что буду последней, при этом точно зная, что и первой я не буду. Но я нашла выход – я нашла соперника… Соперника моего уровня (она назвала имя другой участницы) и соревновалась с ним». У меня не было слов, на лице лишь светилась улыбка… Человек, который в предстартовый период находился в состоянии стартовой апатии, трансформировал свое состояние в состояние боевой готовности. Это была ее победа, победа над своим первоначальным состоянием – над отсутствием желания соревноваться и интереса к соревнованиям в принципе, над вялостью и неуверенностью в своих силах. Как правило, я не очень люблю проигравших (а кто их любит?), они выглядят как дохлячки или же такие-сякие хлюпики. Вместо этого я увидела уверенную в себе женщину, трезво оценивающую свои возможности, заинтересованную в победе над своим соперником.

По окончании соревнований мое внимание привлек еще один участник. Если до начала упражнения, он находился в состоянии боевой готовности, граничащей со стартовой лихорадкой, то сейчас же он сидел весь скукоженный и поникший: плечи и голова были опущены вниз и его частые вздохи сопровождались разочарованным «эх!»

— Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась я.

— Я проиграл.

Хочу заметить, что он стал вторым.

Его голос прозвучал отчаянно. Мне стало его жаль. После небольшой паузы я продолжала.

— Что происходит с твоим телом?

— Оно обвисшее, очень зажаты плечи и лопатки.

— Попробуй усилить это сжатие…

Пауза.

— Не получается.

Я постаралась сдавить его плечи. Однако после двух-трех минут мои силы стали иссякать, и я попросила другого участника сдавить ему плечи. Он это сделал сильнее, чем я.

— Ты как? Что хочется сказать?

— Мне очень плохо. Я проиграл.

Казалось, что он сейчас упадет со стула от отчаянья, настолько его тело буквально свисало со стула… Когда сдавливание плечей достигло своего апогея и клиент был готов совсем «уйти на дно», мой ко-терапевт как-то оживилась и сказала:

— Обрати внимание, тебе сдавливает плечи победитель соревнований!

… Последовала нескончаемая злость на Юлю (ко-терапевт)… Его глаза были одновременно и яростны, и отчаянны. После некоторых подколов со стороны Юли и упреков со стороны клиента…

— А ты действительно злишься на Юлю? – уточнила я.

Клиент воспрял. Плечи выровнялись и стали как будто бороться с руками соперника, сдавливающего их.

— Я ненавижу проигрывать! Для меня это конец. Я сдыхаю.

Пауза. Его плечи были освобождены.

Мне не хотелось спешить. Ведь поражение, проигрыш, неуспех – одни из базовых переживаний личности.

Ситуации, провоцирующие соответствующие переживания, встречаются в любой деятельности на протяжении всей жизни, и поэтому отношение к неуспеху является важной характеристикой личности, определяет поведение человека во многих ситуациях. Отношение к неуспеху формируется в процессе переживания значимого поражения [6].

В практике спорта часто встречается ситуация, когда при поражении спортсмена окружающие настаивают на уменьшении глубины его переживания: «Не переживай, это ерунда!». Такая позиция может пагубно сказываться на личном опыте спортсмена, особенно ребенка. Ситуацию нужно эмоционально пережить и извлечь тот опыт, который сделает человека сильнее (взрослее). Извлечь полноценный опыт можно, если его пережить. Поэтому гештальт-терапевт не должен спешить исправить ошибки и подбодрить клиента, необходимы эмпатия и присутствие рядом с клиентом во время его переживаний. Бывает, что надо дать возможность прочувствовать горе поражения, крах всего, состояние безнадежности, в такое время важно присутствие человека, понимающего, но не пытающегося влиять на интенсивность и глубину переживания, не пытающегося снижать значимость произошедшего. Это время, когда человек психологически перерабатывает ситуацию.

— У меня было две ошибки: на первом этапе соревнований мне на пути встретилась трудность, к которой я был не готов, после этого я так расстроился, что не смог уже собраться на последующих этапах соревнования.

— Мне жаль, что ты проиграл. Но хочу тебе сказать, что ты проиграл одному участнику, а выиграл у всех остальных. Если ты сможешь это замечать, возможно, поражение не будет приводить к отчаянному «я сдыхаю».

Через два дня я улетаю в Англию на Чемпионат мира по спортивно-бальным танцам. Интересно, какое у меня предстартовое состояние…

Трезвая оценка своих сил.

Интерес в участии в данных соревнованиях.

Повышенная раздражительность.

Напряженное ожидание старта.

И… конечно же, эйфория!


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.