Предательства и измены не являются случайными, они интуитивно планируются партнерами, как и многие другие события совместной жизни. Акты измены не являются и продуманным злостным действием, где один «плохой», совершающий «преступление», а второй – невинный и простодушный. Как хорошо написали известные психотерапевты Карл Витакер и Огастус Нейпир: «Это лишь ритуальные повторения предыдущих предательств в родительских семьях».

Когда проходит так называемый медовый период влюбленности, партнеры начинают видеть другого – замечать недостатки. Будучи влюбленными, мы окрылены и выбираем не видеть те «мелочи», которые могут испортить картинку счастья, благополучия, безопасности, остроты эмоций. Но со временем любая пара начинает сталкиваться с реальностью и появляются кризисы. Они могут быть серьезными, при этом оставаться скрытыми очень долгое время. Пара выбирает не замечать проблем, чтоб не разрушить эфемерную безопасность, и начинает жить в истощающим внутреннем напряжении.

Из-за того, что партнеры блокируют выражение раздражения, недовольства, разочарования, они перестают проявлять и все те позитивные чувства, которые испытывают в отношениях, изображая привязанность и надеясь, что что-то изменится со временем. По мере того, как напряжение растет и доходит до точки кипения, семья или партнеры начинают искать пути выхода из этой «катастрофы». Если в семье есть ребенок, тогда он становится «козлом отпущения»: гиперактивность, бессонница, энурез, заикания, отказ от еды или вспышки гнева и раздражения и т.д. – причиной этих симптомов могут быть проблемы в семье.

Скрытый конфликт может взять на свои плечи и один из взрослых. У него могут возникнуть головные боли, депрессия, бессонница, фобии, уход в работу, алкоголь, язва желудка или повышенное давление, а также он может конфликтовать с детьми, друзьями или работодателем. Почему «симптом» появляется у одного из супругов? Все дело в желании спасти семью, для этого вырабатывается «симптом», чтоб избежать столкновение с реальными трудностями в отношениях и получить ощущение временной стабильности.

Измена – это вариант вывода отношений из равновесия и создание открытого кризиса. Если о ней узнает второй партнер, тогда чувства, которые скрывались годами, всплывают на поверхность. Появляется как бы «разрешение» обоим партнерам высказать все те сомнения и обвинения, существование которых они никогда не признавали. Таким образом, это может привести к катастрофе и разводу либо к новым сценариям их семейной жизни.

Итак, измены являются «планируемым» событием жизни. Пары могу шутить, после просмотра фильма, где один партнер изменил другому, и обсуждать бодро, чтоб если один изменит, то никогда не говорил об этом второму. Или же шутить о возможности «второй жены», «второго мужа». Или говорить: «Я бы посмотрел на тебя, какая ты будешь жена; пригласи меня в гости». Это все проговаривается шутя, но таким образом и создается тот самый «план». Карл Витакер и Огастус Нейпир в своей книге «Семья в кризисе. Опыт терапии одной семьи, преобразивший всю ее жизнь» выдвинули предположение, что супруги планируют также длительность измены и процесс ее обнаружения.

В измене участвуют много людей. Символически ее можно представить как политическое событие в сети напряженных взаимоотношений. Но в первую очередь, она включается в себя родительские семьи партнеров. Если мы рассмотрим семейные системы поближе, то мы в 95% обнаружим, что родители одного из пары либо разведены, либо живут в несчастливом браке в эмоциональном разводе.

Почему мы входим в отношения, где можно так сильно раниться? Есть предположение, что пары создаются для того, чтоб воссоздать кризис их семей, столкнуться со своими жизненными страхами, которые по многим причинам было невозможно пережить, будучи детьми. Таким образом, мы воссоздаем свою центральную проблему в отношениях, чтобы проработать и наконец решить ее.

Такую тенденцию можно увидеть во многих отношениях: партнерам удается активировать тревоги друг друга и вновь погрузиться в основные конфликты своих родительских семей. Это делается не из вредности, а из взаимной попытки врасти и вместе выстоять перед этими «ужасами», чтоб наконец жить по-настоящему.

Проходя супружескую или семейную психотерапию, многие осознают, что обычно только человек, которого мы действительно любим и который соприкасается с самым сокровенным в нас, способен свести нас с ума и, возможно, только этот человек способен помочь нам найти наши самые глубинные силы. Измена ставит под вопрос саму возможность дальнейших отношений между супругами.

Закончу отрывком из книги Огастус Нейпир и Карл Витакер: «Часто измена представляет собой начало конца брака. Супруги не могут понять, что скрывается за их ситуацией, и вступают в ужасающую дуэль, основная причина которой кроется в противостоянии чувств вины и невиновности. Глубоко задетая «невинная жертва» по-ханженски отвергает «искателя приключений». Каждый из них может втайне жаждать, чтобы его поняли, простили и пустили обратно, но друг другу они показывают гордые, строгие и неподвижные лица. В испуганной самозащите они все более стойко придерживаются неизменных позиций, и с каждым новым, наполненным желчными отношениями днем пропасть между ними становится все шире и глубже. Измена, начавшаяся с импульсивного решения, становится все более желанно альтернативой горечи брака, а развод сулит, хоть и не приносит, конец их страданиям.

Сбившись с обычного пути, партнеры забрели к отвесному обрыву и теперь стоят на краю, пытаясь поддержать шаткое равновесие. Здесь даже несколько слов, несколько дней, несколько критических событий могу все изменить. В этой атмосфере отчаяния семейная или парная психотерапия или их отсутствие может оказать большое влияние на дальнейший ход их жизней».


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.